Сергей Бозин Виртуально Я

Стихи Фото Контакты

Философия поражения

1
Я схожу с ума.
Без смеха.
Слышите эхо?
Эхо моей души.
Оно заблудилось
И, потеряв само себя,
Стоит на шоссе
Перед закрытым шлагбаумом.
Длинный, предлинный товарняк
Сцепленных между собой конструкций,
Инструкций,
Диспропорций и дисфункций,
Купленных актов,
Подтасованных фактов,
Полных дерьма и обмана,
И прочего хлама,
Лязгая и грохоча
Оптимистическою ленью
Трибунного пыла и делового тленья,
Медленно, вне расписания
Движется из конца в конец,
Испоганив воздух и перекрыв дорогу.
А стрелочник
С втертыми в лицо очками,
Виновный во всех бедах
И в победах
Остающийся в тени,
Спокойно спит в своей будке
Мирным сном опохмелившегося трезвенника.
Но лезвие, лезвие,
Вскрывающее вены вдохновению,
Заставляет искать людей.
И эхо моей души
С жадностью бросается на первого встречного
И, отразившись от его медного лба
И равнодушных глаз,
Как не странно,
Возвращается вновь ко мне.

2
Неужели, я никому не нужен.
Никому. Ни единому человеку.
Ну же!
К чертовой бабушке!
Давайте поиграем хотя бы в ладушки.
Или во что хотите.
Только не спите!
Взгляните, я живой!
Меня можно потрогать,
Пощекотать рукой,
Схватить за локоть,
Ущипнуть, в конце концов,
Выпороть, возненавидеть.
Я во все горло орать готов,
Только внимание обратите.
Можете гладить, а можете бить
Прямо в живот или же в челюсть.
Только не надо, не надо учить,
Ошибки мои, и в этом прелесть.
Но ужас, ужас! Опять они
Проходят мимо и даже сквозь.
Не замечают, в себя влюблены.
Я будто прозрачный – но буду, как гвоздь!

3
Гвоздь, панк.
Пру как танк
Вдрыск, всмятку!
Гусеницей или пяткой.
Приелась, оскомина,
Глупая физиономия.
Против течения, не в струю
Глажу, утюжу против шерсти,
Сердце и волю свою кую –
Бритва на шее острее смерти.
Развилку проспали, идем в тупик.
Рыдания, вопли и крик напрасны.
Я донором стану, замажьте блик,
И станет зеленый красным.
Кольнуло, задело, мешает идти,
Отъявленной ругани гроздья.
Пылинка в носу
И соринка в глазу,
И просто в ботинке гвоздь я.
Но что это? Ощерились.
Закрыли щели,
Защелкнулись на щеколду
И на беду,
Прорвав фронт,
Снесли башмаки в ремонт.

4
Мне страшно. Самого себя
Боюсь. Что сделаю? – Нет никаких гарантий.
Где здравый смысл?
Наперекор ему
Петля на шее
Словно детский бантик.
А может бабочка? И я конферансье,
Смешу партер,
А хлопает галерка?
Как экстрасенс я вижу
Шифоньер
Пределом счастья,
И за ширмой волка,
Гостеприимного, как полный рот зубов,
Готового в любой момент за горло.
Проклятый дар – не удержать покров,
Жестокой правды убивают сверла.
Рублю узлы и режу канитель,
А толку нет. Мне от себя не деться.
Хочу любви! Но и любовь – постель,
В которой жарко, но нельзя согреться.
Дарить за так или глядеть в упор
Не принято в прекрасном нашем мире.
Набить живот или иметь мотор –
Вот цель, итог...и повод к харакири.

5
Вор или вол.
Укол.
Пятисекундная готовность.
Пять, четыре, три, два, один,
Пуск....
Семь небес и семь чувств.
Взрыв гомерического хохота.
Двигатели заработали.
Вхожу в состояние эйфории.
Включаю дисплей, раздается щелчок.
Душа поднимается к «Аве-Мария»,
Но вместо нее металлический рок.
Два пальца, как штепсель, торчат из розетки.
Динамик врубился на полную мощь.
Кого-то стошнило на лестничной клетке.
Железный поет соловей среди рощ.

6
Железо, железо, железо!
Дразню криворогого беса.
За хвост его дерну как кошку,
Под ножку поставлю подножку.
Копыта скользят на металле,
Мечтаю о диком скандале.
Упырь разъяренный трясется,
От боли блажит, не сдается.
Железо, железо, железо!
Орет сумасшедший повеса.
Стучат молоток и кувалда.
От скрежета, звона и гвалта
Встают на блестящей макушке
Блестящие волосы-стружки.
Ночные горшки словно шлемы
Решают дела и проблемы.
Железо, железо, железо!
Тиранит шипами балбеса.
Как бусы консервные банки
На отполированном панке.
Вглядись в свою сытую рожу,
В гусиную красную кожу.
В протест против мерзости этой –
Браслетом, корсетом, кастетом.
Железо, железо, железо!
Течет из живого пореза.
Горят и пульсируют звезды,
И пальцы царапают воздух.
Глаза закатившая краля,
Визжит на тяжелом металле,
Блестя металлическим глянцем,
На спину вскарабкалась ранцем.
И малый, со сдвигом по фазе,
Трясется в падучем экстазе.

7
Метеоритный дождь, иду на посадку.
Планета с названием Люэс.
Ребенок с косичками ест шоколадку,
Я рядом сажусь и любуюсь.
Румяны, невинность без признаков тени:
Природа живет и ликует.
Ребенок садится ко мне на колени
И в губы лукаво целует.
Так просто. Не нужно подтягивать гайки
И ждать понапрасну подачки.
«Мы будем играть пастораль на лужайке
Естественно, словно собачки» –
Слова не похожи на детские трели,
И голос противен для слуха.
Очнулся. Коричневый колер бордели,
Сидит на коленях старуха.
Не видел червивей, страстней и поганей:
В истоме, в помаде, без носа...
И словно в насмешку в граненом стакане
На столике алая роза.

8
Дайте музыку, дайте музыку!
Счастье спряталось в женских трусиках.
Лей игристое! Лей прозрачное!
Меланхолия скачет мрачная.
Прости, господи, меня грешного,
Не заумного, дай потешного.
Что алмаз? Лучше ониксы.
Не стихи нужны – лучше комиксы,
Чтоб поржать душе без стеснения.
Да плевать на все без сомнения.
Да творить бы все, что захочется,
Где припрет ее, там помочится.
А чтоб выход был, дай отважиться,
Нагуляться всласть, покуражиться.
Дайте музыку, дайте музыку!

9
Шейк,
Брейк,
Рок.
Вхожу в кружок.
С рокотом роботом
Кружусь ободом.
Зрительно, внушительно,
Оглушительно.
Кайф или кейф. Прострация.
Ошеломляющая овация.
Стриптиз вместе с танцами
Мечта жизни глянцевой.
Даю информацию –
Поголовная инкубация.
Мать или мачеха – какая разница:
Думает не голова, а задница.
Пушкин – орудие.
Хлебников – злак.
А Пастернак – пряность...
А мне нужен мак!
Любою ценою, любым путем.
Идем.

10
Руки в шрамах.
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Я разве об этом просил?
Ни желанья, не сил
Не осталось.
Скользкая яма.
У вещего храма
Закрыты и двери, и рамы.
Я лишь постучался
В шершавые доски
И робко
Поскреб заржавевшие скобки.
Как малый ребенок,
Неуверенный в собственных силах,
Я ждал, но меня отстранила
Самоуверенность хама,
Ногами долбившего
Стены желанного храма.
Земля содрогалась,
Кусками валилась известка.
Банально и плоско –
Тяжелые петли запели,
И стронулись старые двери.
Храмы для хама,
А мне лучше яма.
Там холодно, дурно,
Но душа в ней не урна.
Грубо, но прямо...
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Мой храм закрыт на учет:
Расход превышает приход.
Экономика категорична.
Все сосчитано верно:
Чрезмерно
Воды, не хватает огня.
А меня?
Меня позабыли?
Нет, учли.
Но как уравнение
С одним неизвестным –
Телесным.
Но я...
А впрочем, что я?
Всего лишь поганое зло
Для тех, кто в почете,
Кому повезло.
Скользкая яма,
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Я кажусь себе прокаженным,
Потрошенным,
Лишенным
Элементарного счастья.
Разве мне праздник не нужен?
Лужи,
Как зеркала, отражают
Не приглашенных на бал
И зал,
Где их нет, и в котором
Поют, воспевают хором
Хвалы, и из тьмы
Закопченные стены тюрьмы,
Дым и мутную взвесь,
Мрачный притон, где они есть.
Скользкая яма,
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Жизни увяли цветочки.
Я дохожу до точки.
Вяжите скорее руки!
Науке
Вряд ли понять истину
Выстрела
Из своего убежища
Пальцем в небо:
«Не хлебом
Единым...»
А чем еще?
Найти бы свое
Счастье.
Воспрянул и зажил бы.
А теперь заживо
Меня закопают в яме.
Так принято. Верьте.
Потом оживят после смерти.
Комедия или драма?
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Я разве просил об этом?




Обсуждение работы " Философия поражения".




Ваше имя :

Ваш комментарий:


Изображение
обновить
Текст на картинке:




^ Наверх
Стихи Фото Статьи Контакты





Программирование